«Играл с переломами, но это не геройство. Просто иначе не победить». Новый голос российского хоккея | Туризм и Путешествия

«Играл с переломами, но это не геройство. Просто иначе не победить». Новый голос российского хоккея

«Играл с переломами, но это не геройство. Просто иначе не победить». Новый голос российского хоккея

Вы услышите его на Матче звезд.

Алексей Бадюков вчера – работящий центр «Динамо», «Ак Барса» и еще почти десятка команд, трехкратный чемпион страны. Сегодня – начинающий комментатор-эксперт Матч ТВ. За год с небольшим он успел отработать на всех ключевых хоккейных турнирах по обе стороны океана. Впереди у него новый вызов – Матч звезд-2017 КХЛ в Уфе, где ему предстоит на скамейке запасных «Востока» помогать Федору Канарейкину.

Хотите рассмешить Бадюкова – скажите, что он телезвезда. Хотя признание в новой профессии он определенно успел заслужить.

Первые эфиры – это катастрофа

— Дмитрий Рябыкин как-то рассказывал: для хоккеиста нормальная ситуация – уснуть после матча плей-офф в четыре-пять часов утра. В комментаторской работе такое возможно?

– Дима абсолютно прав, у меня было такое же. Сидеть у микрофона и быть там, на льду – это, конечно, две разные истории. Но, когда работаешь в прямом эфире, тоже штырит будь здоров. Всегда много привходящих обстоятельств – кто что сказал, как ты на ту или иную реплику отреагировал. Надо учитывать любой нюанс. И после каждой игры внутренняя работа у меня идет еще очень долго.

Я сам по себе такой человек. Мне нравится докапываться до самой сути, изучать события с разных углов. К тому же вокруг огромное количество пластов информации. Прошлой весной, когда мы начали комментировать матчи Кубка Стэнли, я заходил в НХЛ как в темный лес – никогда особо не интересовался этой лигой, знал только ведущих игроков. А тут пришлось погружаться максимально глубоко, насколько мог. Выписывать и запоминать самые разные детали, которые могли бы пригодиться в репортажах.

— Перед вами возникали прямо удивительные истории?

– Да. Я не знал, что канадец Макс Доми болен сахарным диабетом и во время матчей у него проверяют уровень глюкозы в крови. Человек выиграл чемпионат мира, играет в НХЛ. Для меня это какая-то невероятная история любви к хоккею.

— На подготовку к трансляциям много времени уходит?

– В идеале профессиональный комментатор должен приехать на арену за полтора-два часа до игры и спокойно готовиться. У меня пока так не получается. Мой пунктик – это изучение различных статистических данных. За цифрами я могу сидеть бесконечно долго. Во время трансляции, возможно, мне понадобятся всего пять процентов от полученной информации. Но меня это абсолютно не расстраивает – значит, будет другой матч, и какая-то из заготовок появится на автопилоте.

— Главный враг человека, который впервые оказался в прямом эфире?

– Я свои первые опыты на КХЛ ТВ до сих пор вспоминаю с ужасом. Это была катастрофа. Обрывки каких-то мыслей, общие фразы, слова-паразиты. Я и сейчас не могу сказать, что полностью состоялся как эксперт. Все еще очень волнуюсь. Разве что уже есть понимание, что надо говорить какие-то нешаблонные вещи, цеплять аудиторию.

Сломанная гарнитура

— Действующие игроки подтравливают эксперта Бадюкова?

– Обычно у ребят возникает простой житейский интерес: что да как устроено в этой работе. Ну и не забывайте, что я стараюсь поддерживать форму. До сих пор играю в Бриллиантовой лиге за «Стройгазмонтаж», где уровень вполне сопоставим с матчами ВХЛ. Помогаю друзьям из команды «Российская пресса», они довольно активно путешествуют по городам.

Моя профессиональная карьера обошлась без конфликтов. И сейчас я приезжаю в любой город – и могу спокойно общаться с тренерами, игроками. Вокруг крутится много полезной информации. В эфир попадает, наверное, процентов 20.

— Предпочитаете «отмазать» игрока, если видите, что он грубо ошибся?

– Да разные бывают моменты. У нас ведь тоже любят навешивать на игроков ярлыки. Бывает, человека поймали на пересменке. Он полторы минуты на льду, язык на плече, ноги уже пустые. В такой момент много желающих порассуждать: «Наверное, опять в баре готовился». Моя задача – разжевать этот эпизод, сделать его понятным любому.

— Гендиректор «Магнитки» Геннадий Величкин как-то выговаривал телекомментатору Григорию Твалтвадзе: весь Магнитогорск бурлит из-за вашей работы, за что вы нас не любите.

– Мне точно так же доставалось от Геннадия Ивановича, правда, в шутку. Я Величкину сказал: «Мои функции за микрофоном не предполагают переживаний за какой-то клуб».

Ничего плохого тут не вижу – в регионах привыкли, что комментаторы болеют за свою команду при любых обстоятельствах. Опять же, куда без суеверий. Приезжаешь с «Матч ТВ» в какой-нибудь город, выгружаешься у дворца и сразу слышишь за спиной от местных болельщиков — фартовые мы для них или нет.

— Не конфликтовали?

– Был один мелкий эпизод на чемпионате мира. Не буду называть конкретную сборную, но ребята вдруг начали искать встречи, были недовольны какими-то высказываниями. Но мы объяснились, сняли все вопросы.

— На аренах в КХЛ комментаторы могут быть отрезаны от публики или, наоборот, оказываются в гуще событий. Что предпочитаете?

– Мне нравится находиться среди болельщиков. Никакой проблемы – пусть свистят, кричат, топают. А есть города, где ты работаешь и создается ощущение, словно никуда из Останкино и не уезжал. Бывает, комментаторская кабина расположена сразу за спинами статистической бригады – как, например, в Омске. Мало того, что приходится выглядывать из-за них, так еще и звукоизоляция почти полная. Сложно почувствовать нерв игры, подпитаться эмоциями трибун.

— Технические неполадки во время прямых трансляций – большая редкость?

– Нет, разные штуки случаются постоянно. Этот фактор невозможно предугадать, поэтому каждый прямой эфир – это дичайший стресс. Я как-то работал на матче московского «Динамо» и «Локомотива». Начинается матч – слышу подсказку режиссера: «Молчи, твоя гарнитура сломалась!». Ок, первый период я смотрел хоккей молча.

Розанова ни с кем не спутаешь

— Кто вас привел на телевидение?

– Когда я завершил карьеру, взял длительную паузу на размышления. Было довольно много предложений, в том числе из хоккейной сферы. И вот как-то меня позвали гостем на КХЛ ТВ. Не скажу, что в эфире выдал что-то особенное. Но через какое-то время позвонил Саня Гуськов и спросил, не хочу ли я попробовать уже на профессиональной основе. Я решил: почему бы и нет?!

— Сложно было сработаться с профессиональными комментаторами?

– Нет, у меня тоже, конечно, на определенном этапе было примитивное восприятие комментаторов. Типа, ну что там особенного: наушники, микрофон, сиди да говори. Сейчас я понимаю, что это очень непростой и специфический труд. Уровень знаний у каждого из ребят высочайший, скорость реакции потрясающая. Ну и харизма, конечно. Все профи. Потому что, например, когда говорит Юрий Розанов, его ни с кем не спутаешь. Мне до них еще тянуться и тянуться.

— Но у вас есть свой уникальный опыт – игры в решающих стадиях плей-офф. Чего не понимает простой зритель, когда смотрит финал Кубка Гагарина?

– Обычно на такой стадии скапливается много незаметных факторов. Гигантское психологическое напряжение на фоне физического истощения. Плюс травмы — на этой стадии обычно нет абсолютно здоровых игроков.

— В финале Кубка Гагарина-2009 вы играли за «Ак Барс», ворота клуба защищал финн Фредрик Норрена. Говорят, он выходил на площадку с какой-то сумасшедшей травмой.

– Да, у него был сломан палец, который вдобавок начал гноиться. Конечно, это была закрытая информация, тренеры просили нас больше помогать Фредрику под воротами, не давать добивать с пятачка. Обычная история из жизни команды, играющей в плей-офф.

— У вас было что-то похожее?

– Да, как раз на тот плей-офф вообще пришлось много травм. Пятый матч полуфинала против «Авангарда». В первой же смене меня хорошенько встречают. Еще играть и играть, а я даже по воротам бросить нормально не могу. Тянул как мог. Если помните, игра была непростая. Илья Никулин спас «Ак Барс» за 15 секунд до конца третьего периода.

— Такое забудешь!

– А в овертайме победный гол забил Олег Петров после моего наброса на ворота. Отметили победу, я – к врачам. Узнал, что играл с надорванной ключицей.

— Ого.

– Так еще и на финал вышел против «Локомотива». Опять пятый матч, и мне шайба попадает в ногу. Доиграл, деваться-то некуда. В раздевалке после матча ногу посмотрели — перелом.

И это не геройство с моей стороны. Просто жизнь показывает, что иначе что-то серьезное выиграть невозможно.

Фото: instagram.com/alexeybadyukov; РИА Новости/Максим Богодвид (4)

Источник: http://www.sports.ru/

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.