Карцер для воспитателя: надежда только на президента?

otolia/ Piotr Marcinski Анастасия Мельникова, обозреватель МИА «Россия сегодня»

В истории с воспитателем детского сада Евгенией Чудновец, осужденной за распространение детской порнографии, отвратительно и мутно всё. И сам трехсекундный ролик, снятый сотрудницей лагеря «Красные орлы» в Курганской области, и то, каким образом он попал в сеть (там отдельный детектив), и дело Евгении, с возмущением перепостившей в закрытом паблике этот ролик и получившей в результате тюремный срок.

Но отвратительнее всего, что все понимают: Чудновец осуждена несправедливо. Несмотря на просьбы и ходатайства Общественной палаты РФ, депутатов Госдумы и детского омбудсмена, несмотря на огромный общественный резонанс, обсуждение этого случая в соцсетях и на телевидении, Евгения получила пять месяцев колонии.

Защита уральского педагога, осужденной за репост видео, обжалует приговорПочему приличная, неравнодушная девушка, мама малолетнего ребенка, воспитательница детского сада представляет угрозу для общества и должна сидеть в тюрьме? Почему ее вообще осудили, если она призывала наказать тех, кто издевался над ребенком в лагере? Умеет ли судебная власть в нашей стране признавать ошибки и нести за них ответственность?

Дело Евгении Чудновец сейчас — в правовом тупике. Что с ним делать (кроме как призывать отменить сомнительный приговор) — непонятно. Ибо факт распространения ролика если не порнографического содержания, то уж точно унижающего достоинство 10-летнего мальчика, был. Не было преступного умысла.

А была ли в ролике детская порнография?

О том, что было в трехсекундном ролике, большинство СМИ не пишет: это абсолютно неэтично и опять же — сомнительно с точки зрения законности. Подробно их описывает, в основном, отец осужденного на три года вожатого лагеря — Данилы. Описывает вроде как тоже без злого умысла — чтобы доказать, что его сына нет на этих видеороликах (а всего их было три) и он не издевался над пострадавшим школьником.

Особенности национальной юстиции: как гневный репост довел до тюрьмыЗдесь стоит пояснить, как ролик с издевательствами попал в соцсети. Летом прошлого года в детском лагере в Курганской области одна из воспитательниц сняла несколько роликов с полуобнаженным ребенком на телефон, комментируя происходящее (потом она скажет, что мальчик якобы плохо себя вел, раздевался, приставал к девочкам и так далее — в общем, «сам виноват»). А потом телефон потеряла. Те, кто его нашли, разместили один из роликов на некоей фейковой странице ВКонтакте, где его случайно увидела Евгения Чудновец. Перепостила с возмущением в паблике местных новостей, хотела разобраться, привлечь внимание к безобразию.

Потом воспитателя лагеря Татьяну Куршеву, записавшую ролики, осудили на 6 лет тюремного заключения, вожатого Данилу — на три года (сейчас его родные и адвокаты бьются, доказывая, что вожатый не принимал участие в издевательствах, а все обвинения против него выдвинуты только со слов потерпевшего мальчика).

А год спустя пришли за самой Евгенией Чудновец — за то, что перепостила ролик. С формальной точки зрения в действиях Евгении могли содержаться признаки преступления по статье 242 УК РФ. («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов»). Евгения получила сначала 6 месяцев колонии, Курганский облсуд в декабре снизил срок до 5 месяцев. Недавно стало известно, что Евгения Чудновец уже успела побывать в карцере.

Очень сложное дело

Даже с юридической точки зрения (а не только с морально-нравственной) дело Евгении Чудновец действительно сложное, и упрощать его лишь причитаниями «она же хотела как лучше!» не стоит. Но можно разобраться, какие есть варианты выхода из правового тупика.

Осужденную за репост воспитательницу детсада этапировали в колониюПервое — дело о «репосте» может быть направлено надзорной инстанцией на новое рассмотрение (которое наверняка продлится долго), но Евгения успеет отсидеть свой срок в колонии. И опять же неизвестно, чем всё это закончится.

Можно вновь пытаться доказывать, что 3-секундный ролик не был порнографическим. Цели использовать ребенка в съемках порнографии у воспитателя лагеря Татьяны Куршевой не было (её и не осудили за изготовление порнографии). Была глупость и абсолютно сбитые нравственные ориентиры, и жестокое обращение пусть даже с непослушным ребенком, и, по мнению суда, насильственные действия сексуального характера (совершенные в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста — ст.132 УК РФ).

Второе — обсуждается возможность досрочного освобождения. Однако согласно п.4 Ст. 79 УК РФ об условно-досрочном освобождении, «фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев».

Депутат просит вмешаться в дело воспитательницы, осужденной за репост видео

За Евгению Чудновец вступились общественники и депутаты Госдумы, звучат призывы внести поправки к статье 242 (об обороте порнографии). Но даже если некие поправки когда-то будут приняты — опять же пройдет время. К тому же закон обратной силы не имеет.

С другой стороны — а как быть с интересами ребёнка и его родителей (законных представителей)? Быть может, мать ребенка не хотела такой огласки, ни на паблик ВКонтакте, ни на всю страну. Дело очень деликатное. И прежде всего родителям решать — вываливать ли всю эту историю на обсуждение в интернет-пространство. К тому же в таких случаях неизбежна обратная реакция — адвокаты и родственники осуждённых (воспитателя и вожатого детского лагеря) будут жёстко биться, вплоть до заявлений о том, что мальчик «сам виноват» (как это часто бывает в таких случаях).

Совершенно ясно, что воспитатель лагеря не имела никакого права снимать мальчика на видео (не говоря уж о применении насилия). А человек, опубликовавший изначально один из роликов в сети, не имел право это делать. Евгении же Чудновец сейчас говорят: надо было идти в полицию, обращаться с заявлением в правоохранительные органы, а не репостить издевательства.

ОП будет добиваться оправдания осужденной за репост воспитательницыВ результате правовой тупик, похоже, можно сейчас преодолеть только одним способом — отправлять президенту РФ ходатайство о помиловании. Признавать, что да, была неправа, опубликовала это унизительное для ребёнка видео, но сделала это из лучших побуждений, а не в целях распространения детской порнографии.

Помилование, кстати, предполагает и отмену судимости (в отличие от УДО или условного наказания): «актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость».

Есть во всей этой истории еще один аспект — а захотят ли теперь пользователи интернета вообще откликаться на подобные случаи, раз активность так наказуема.

Мораль же проста: соцсети — это тонкий лёд, порой, балансирование на грани дозволенного. И прежде, чем делать перепост, убедитесь, что знаете закон. Ибо незнание, как мы все понимаем, не освобождает. А знание — сила.

 

 

Источник: ria.ru

spacer

Оставить комментарий